- Экономика

Сельское хозяйство становится трудовым резервуаром для более эффективной сервисной индустрии — эксперт

АрмИнфо. Несмотря на то, что валовая продукция сельского хозяйства Армении, согласно официальной статистики, в I квартале текущего года выросла на 3,7% (87.3 млрд. др.) отрасль в течение последних лет показывает низкие, почти стагнационные, показатели роста. По мнению экспертов, такая плачевная ситуация в сельскохозяйственной сфере страны имеет не случайный характер и связана с серьезными структурными экономическими и демографическими сдвигами, происходящими в течение последних 10-15 лет.

Как считает известный экономист, экс-министр экономики Армении Армен Егиазарян, за эти годы происходило медленное, но постоянное сокращение доли сельского хозяйства в ВВП (почти в 2 раза) за счет роста доли сервисной индустрии и в следствие перехода страны из категории стран с низким доходом в категорию стран с высоким средним доходом, которой она достигла в 2018 году. По его мнению, сокращение доли сельского хозяйства в экономике прежде всего обусловлено более низкой производительностью и соответственно оплатой труда в сельском хозяйстве по сравнению с другими секторами, и последующим из этого перетоком трудовых ресурсов в более производительные сферы.

Егиазарян считает, что основным вызовом для сельскохозяйственной политики была и остается проблема разрыва уровня производительности между средней по стране отметке и реальным состоянием сельского хозяйства. При этом, необходимо учесть в первую очередь сложившуюся демографическую ситуацию, в результате которой прирост занятости в несельскохозяйственных секторах осуществляется в основном за счет сельского населения. Чтобы остановить этот процесс, считает экономист, необходимо сокращать разницу между уровнями производительности и доходов в сельском хозяйстве и остальной экономикой.

«Если эту сегодняшнюю тенденцию экстраполировать в будущее, то становится ясно, что у нас станет с сельским хозяйством. Очевидно что добавленная стоимость в сельхоз отрасли будет сокращаться, как это происходит во всем мире и к 2050 году снизится до 4 – 4.5%. Соответственно, будет и далее сокращаться численность занятых, и соответственно будет снижаться соотношение производительности труда в сельском хозяйстве к общей производительности труда в экономике», — отметил Егиазарян.

По его мнению, пока, образно говоря, село не опустело, и для того, чтобы люди вообще занимались сельским хозяйством, остается один выход – увеличивать уровень производительности в отрасли. Этого можно достичь, приступив к осуществлению в стране трех важнейших задач: начать индустриализацию сельского хозяйства, посредством внедрения современных и «умных» технологий, приступить к ее коммерциализации, в том числе посредством укрупнения хозяйств, и, последнее, разработать серьезную программу по переходу к системе субсидирования доходов фермеров, что активно применяется в европейских странах, которые отдают себе отчет в том, что сельское хозяйство важным элементом системы продовольственной безопасности любой страны.

Егиазарян напомнил, что в независимой Армении произошел довольно сильный процесс деиндустриализации экономики. Армения из страны индустриального типа превратилась в страну аграрного типа. И несмотря на то, что за последние 2 десятилетия произошло определенное восстановление индустрии, однако в отличие от других стран, индустриальное производство так и не стало основным драйвером экономического роста, за исключением того периода, когда страна в основном развивалась за счет строительства, который закончился кризисом строительной индустрии 2008-2009 годах. Егиазарян считает, что Армения «проморгала» преимущество бедности, которое у страны было начиная с 1995 года. «Мы не использовали этот фактор в достаточной мере и соответственно экономический рост привел к тому, что понятие дешевая рабочая сила как основа развития Армении за последние годы в индустрии не работает. То есть если мы хотим развивать обрабатывающую промышленность, то ставка на дешевую рабсилу делать поздно. Теперь нам надо концентрироваться на индустриальных отраслях с высокой добавленной стоимостью и вести  для этого соответствующую промышленную политику.

В этом ключе, если на сегодняшний день есть хоть какие-то, пусть и неэффективные элементы такой политики поощрения в сельском хозяйстве, то в промышленной политике они, считай, отсутствуют. Но это нужно, чтоб перейти от низкой добавленной стоимости к высокой добавленной стоимости. А если смотреть на нашу обрабатывающую промышленность, то основа ее – сектора с низкой добавленной стоимостью. А мы продолжаем терять все наши преимущества. А ведь в странах с высоким доходом доля индустрии существенно выше, чем в Армении. «Проблема заключается в том, что мы из аграрной страны, минуя фазу индустриального развития, сразу оказались в сервисной экономике, которая и стала основным драйвером развития, так как в этом секторе услуг мы пока обладаем преимуществом дешевой рабочей силы.

Отметим, что по данным Статкомитета РА, за 2023 год объемы валовой продукции сельского хозяйства Армении сократились на 0,3% (против 0,4%-го роста за 2022г), составив 948.040 млрд драмов ($2.4 млрд). В структуре ВВП доля агросектора в 2023 году снизилась до 10% с 12% в 2022г в условиях замедления роста ВВП с 12,6% в 2022г до 8,7% в 2023г

0
0