- БЛОГИ, Гайд-парк

А завтра была война

Завтра исполняется ровно год. Ровно год с того дня, как над Степанакертом и другими арцахскими городами завыли ранним утром сирены воздушной тревоги и на жилые дома стали падать несущие смерть и разрушения ракеты, снаряды и бомбы. Ровно год с того дня, как в жизни каждого нормального, адекватного человека начался новый отсчет.

Теперь вся жизнь, как после Спитакского землетрясения, разделилась на — До и После. До второй арцахской кампании и после.

Эта война, длившаяся сорок четыре дня, навсегда нас изменила. Прежде всего душевно. Нанесла глубокую, кровоточащую рану… сколько их у нас, добавилась еще одна. Очень глубокая.

Мы уже не будем прежними. Война нас опалила, и не меньше, чем сама война, нас изменил и опалил тот самый проклятый капитуляционный документ, который подписал бархатный вождь девятого ноября в Москве. Документ, который практически обнулил все наши завоевания, достигнутые в ходе первой арцахской кампании и все дипломатические победы.

Теперь больше нет ни Минской Группы ОБСЕ, ни ее сопредседателей. Все это тихо скончалось, как и вопрос о статусе Арцаха и право его населения на самоопределения. Что теперь определять и урегулировать?

Спустя год после войны мне, как журналисту и гражданину, хочется задать вопросы, ответы на которые во многом прояснят то, что происходило осенью прошлого года. Происходило до и во время войны. Но ответы на эти вопросы мы получим только после того. как бархатная власть отправится туда, где ей самое место – в СИЗО СНБ. Где, перебивая друг друга, ее адепты будут давать признательные показания.

Уверен. что каждый из нас может добавить свои десять-двадцать почему к моему списку вопросов.

Вопросы…

Как так могло случиться, что вся наша дипломатия все лето и сентябрь прошлого года не сделала ничего, чтобы предотвратить надвигающуюся военную эскалацию, хотя о ней неоднократно предупреждали, а, напротив, очень даже способствовала этому? Судорожные отставки глав МИД ничего не объясняют и выглядят как желание спасти свою шкуру.

Как могло случиться, что с первого же дня войны был практически уничтожен весь наш комплекс ПВО и небо стало полностью открытым и беззащитным перед вражескими беспилотниками и самолетами ? Ведь вождист так любил бахвалиться тем, что вот при бывших, во время четырех дневной войны там было все открыто – хотя тогда ни один снаряд не упал на Степанакерт – а вот теперь… Как такое могло случиться ?

Как могло случиться, что объявленная в Армении мобилизация практически не была выполнена, тысячи добровольцев, рвавшихся на фронт из Армении, остались дома – им буквально запретили ехать на фронт – и до передовой доехали только самые отчаянные ? И тут же горько пожалели об этом, потому что оказались буквально вываленными из автобуса в чистое поле без оружия, связи, еды, воды, командиров, моментально став отличной мишенью для врага.

Что значит – сами выберите себе командира ? Это что такое, это новое ноу-хау в армии – выберите себе командира, придуманное «бархатоносным»?

Почему не было связи? Ну, то есть, вообще — только приказ отступить, и всё. Почему, несмотря на то, что диаспора очень быстро собрала огромные суммы и помощь и отправила на фронт. Все это осело на таможне в Ереване на каких-то складах, а на фронт доходила помощь в виде коробок сникерсов и на этом ВСЁ? Почему те, кто воевал, остались без ботинок, касок, бронежилетов, теплых одеял, еды, воды – куда все это делось, этого всего ведь было предостаточно?

Почему в ход боевых действий не разрешили вступить вооруженным силам Армении? Ведь случись такое, это полностью могло изменить весь ход войны. Почему мадам Эрато не пускала в бункер в Степанакерте на военные совещания бывших президентов Армении и Арцаха и премьер-министров и что она вообще там делала?

Почему артиллерия не оказывала поддержку ведущим оборонительные бои фидаинским отрядам и Армии обороны Арцаха и даже зачастую била по своим? Почему было брошено и оставлено врагу столько военной техники, складов боеприпасов? И если уж приспичило все бросать, почему ничего не было заминировано?

Почему без конца все валили на русских, хотя сами облаяли ОДКБ, опозорились — арест Хачатурова — и несколько раз отказались от предложений Кремля остановить войну на более или менее приемлемых условиях?

Почему не пал, не был взят, а был просто подло оставлен врагу Шуши? Ведь его можно было защищать годами. Его расположение позволяет сделать город неприступным, кто и как предал Шуши? Что там делал Аргишти Карамян и куда делись деньги из Шушинского банка? Не было сделано ничего, чтобы защитить город-крепость.

Что за хохма с Искандерами? Уже известно, что из них не было сделано ни одного запуска, что за бред про десять процентов и почему Искандерами вообще не стреляли? Русские дали нам Искандеры, но не сказали их код – это в «Кривое зеркало» к Регине Дубовицкой. Или к Малахову. Или в шоу — «Мужское. Женское». Несерьезно и не смешно.

Что за бодяга с расстрелом аэропорта в Гяндже? Да, по Гяндже стреляли. Но не по аэропорту, а по жилым кварталам, и это показал российский Первый канал. И вместо разрушенного аэропорта Гянджи нам показывали фото расстрелянного аэропорта города Луганск.

Почему лгал Арцрун и не понес за это никакой ответственности? Где экс-министр обороны Давид Тоноян почему он где-то болтается, а не арестован и осужден?

Упорные разговоры и слухи о предопределенности исхода войны, о заранее написанном ее сценарии, сговоре с врагом. Цена этому – тысячи жертв, раненых и искалеченных и обездоленных.

Почему вообще никто не понес за все это никакой ответственности? Напротив, военное руководство получило повышения. Новые звездочки, должности. Хотя все вышесказанное – тягчайшие военные преступление, за которые во всем мире наказание одно – смертная казнь.

Невзирая ни на какие Советы Европы.

Чтобы больше никто и никогда…

 

Георг Хачатурян

 

Фейсбук

26.09.21

0
1