- Армянские СМИ, ПРЕССА

«Коллективный Серж» vs. «коллективный Никол»

0
0

Третий президент РА Серж Саргсян, дольше всех находившийся в высшем эшелоне власти Республики Армения – феноменальное явление в политической жизни нашей страны. Данное суждение могут оспорить те, кто имеют противоположные лидеру РПА политические взгляды, но давайте зафиксируем эту феноменальность на нескольких примерах.

1) С момента провозглашения независимости Серж Саргсян занимал исключительно высшие чины в государстве – министра, премьер-министра, президента.

2) Серж Саргсян – политик, который, несмотря на «мержизм» большинства общества, до сих пор способен диктовать внутриполитическую повестку дня.

3) Он государственный деятель, который на данный момент не занимает никакой государственной должности, но, например, в контексте довольно интересных событий в канве отношений Китай-Иран, Иран-Армения-Грузия, китайское посольство в РА распространяет релиз не о встрече с действующим премьер-министром, а именно с Сержем Саргсяном. Другими словами, для внешних акторов он продолжается оставаться приемлемой фигурой, с которой они считаются.

Как бы там ни было, Серж Саргсян является феноменом и в другом аспекте – косвенном. Если вы следите за российскими внутриполитическими реалиями, вы наверняка слышали о феномене «коллективного Путина». Короче говоря, речь идет об отношениях главы государства и бюрократизированного государственного аппарата. Экстраполируем данное явление на Армению.

«КОЛЛЕКТИВНЫЙ СЕРЖ»

Серж Саргсян, как государственный деятель, наделенный дипломатическими способностями, с момента вступления в должность президента, фактически, сконцентрировался на вопросах безопасности Армении, в частности, дипломатической работе, направленной на нейтрализацию угроз в урегулирование Арцахского конфликта. Но, естественно, государство – это многофункциональный организм, а значит, имелось множество иных проблем. Серж Саргсян предпочел делегировать их государственному аппарату, в основном своей политической команде.

Серж Саргсян дистанцировался от других вопросов (это очевидно также с точки зрения его политической команды, если принять во внимание некоторые кадры, выросшие в этой же команде, которые в 2018 году быстро изменили свои политические взгляды, став частью новой власти).

В тот период бюрократическая система часто, уклоняясь на разных уровнях от ответственности за решение тех или иных вопросов, апеллировала к словосочетанию — «указано сверху», подразумевая президента. Это привело к тому, что, с одной стороны, именно третий президент сам дистанцировался от системы, с другой стороны, стиль работы той же системы сформировал общее восприятие, отождествляющее государственную систему и Сержа Саргсяна. (В этом смысле, кстати, отдельный предмет обсуждения – образ брата президента Александра Саргсяна, более известного широкой публике как Сашик, ставшего собирательным образом олигархической системы). Отождествление, конечно же, способствовало то, что в силу специфики президентской республики, армянское общество связывало систему с одним человеком – главой страны. То есть, формирование образа главы государства, образно говоря, шло снизу вверх, и с Саргсяном отождествлялась действующая бюрократическая система.

«КОЛЛЕКТИВНЫЙ НИКОЛ»

За последние три года в общественном восприятии отождествление системы и главы государства в глобальном плане не изменилось, но изменилось восприятие лидера страны. Таким образом, если коллективный образ дистанцировавшегося Сержа Саргсяна сформировала бюрократическая система, то нынешний лидер сам создал ту среду, в которой система отождествляется с ним. Другими словами, поведение и стиль работы государственного аппарата полностью копируют поведение главы страны.

Есть множество эпизодов, когда государственный аппарат действовал неуравновешенно, без всякой логики, и в высших и средних звеньях властной системы принимались неправомерные, субъективные решения.

Если при третьем президенте авторитарные элементы бюрократической системы были смягчены за счет демократизма президента (очевидная правда, что в десятилетие его правления, например, пресса была намного свободнее, чем в предыдущие годы, и это было обусловлено именно позицией президента), то сейчас эти элементы обострились, так как копируют авторитарное поведение главы государства.

Любые отличительные антивластные выступления в той же прессе или со стороны оппозиционеров немедленно воспринимаются системой в рамках фобии главы государства к «прежним», аппарат немедленно запускает правоохранительные органы, инициируя уголовное дела за инакомыслие.

Это не что иное, как признак растущей диктатуры.

Армен МХИТАРЯН

Международный эксперт

29.04.21

Источник: InfoPress.am