- Facebook-zone, БЛОГИ

Завтра – первое марта. День, который по-прежнему остается незаживающей раной на теле Армении

Завтра – первое марта.

День, который по-прежнему остается незаживающей раной на теле Армении. Именно в тот день тринадцать лет назад в Армении была осуществлена попытка вооруженного государственного переворота. И если бы не решимость и политическая воля руководителя страны – Роберта Кочаряна – то, что происходит со страной сейчас, произошло бы уже тогда. Но Роберт Кочарян этого не позволил.

Именно тогда в Армении была осуществлена первая попытка оранжевой революции. К ней подготовились основательно – в кандидатуру Левона Тер-Петросяна были вбуханы колоссальные ресурсы. И именно поэтому через десять лет кураторы Никола так настойчиво требовали от Никола наказать именно Кочаряна – ведь он спустил их миллионы в унитаз, не позволив соросятнику захватить власть.

Левон Тер-Петросян взялся за дело с присущей ему основательностью и знанием дела, методично и тщательно расшатывая страну. Министерство иностранных дел, Министерство обороны, полиция. СНБ. Политические партии, парламентские фракции, прокуратура, суды – все государственные институты подверглись массированной психологической атаке. Во всем виноват карабахский клан, это они, они – татаро-монголы, разбойники, все отняли, все отобрали, переходите ко мне, и я вам обеспечу рай и процветание – эти мантры звучали ежеминутно, ежечасно. Каждые полчаса.

Тер-Петросян хорошо знает восточную культуру, владеет мертвыми языками, он изучал приемы зомбирования индийских йогов и результат не заставил себя долго ждать.

К чему это привело, думаю, общеизвестно. Кровь на ереванских улицах, битые витрины, сожженные автомобили и магазины, мародеры, а самое страшное – снайперы на крышах и десять трупов. Расстрелянные в щепки автоматными очередями двери подъездов, автомобили. Более двухсот раненых, подавляющее большинство которых – полицейские. Пулевые и осколочные ранения, ножевые, колотые раны. Ожоги. Страшные раны от так называемых арматурных ёжиков – адское изобретение Госдеповских кураторов, с успехом применяющееся в разных странах.

И здесь у меня вопрос к нашей предыдущей администрации. Сразу скажу – я никого не обвиняю и ничего не утверждаю и не пускаюсь в конспирологические теории. Но, как очевидец тех событий, как журналист и как гражданин своей страны я хочу знать.

Почему Никол Пашинян больше года спокойно делал вид, что прячется от властей и сдался полиции как раз тогда, когда была отменена статья Уголовного Кодекса о нарушении конституционного строя? Не думаю, что властям не было известно о его местонахождении если о нем знали даже мы – журналисты. Почему следствие так и не потрудилось выяснить – откуда взялись снайперы, как в руки к так называемому «весьнароду» попало огнестрельное оружие, да еще в таком количестве, почему Левон Тер-Петросян даже не был допрошен, почему обвиняемым было предъявлено смехотворное обвинение – организация массовых беспорядков – по этой статье судят футбольных фанатов – а не попытка вооруженного государственного переворота? Почему некоторые из самых одиозных действующих лиц тех событий не только не понесли наказание, но даже получили высокие должности? Например, Александр Арзуманян, тот самый, который дико гоготал по телефону, рассказывая своему шефу – Тер-Петросяну – об убитых, раненых, пожарах, грабежах, вскоре получил назначение послом в Данию – как? Как такое возможно? Почему обвиняемым вынесли смехотворные приговоры, и они быстренько освободились по последовавшей вскоре амнистии?

Повторяю – я никого не обвиняю. Но я хочу знать ответы на эти вопросы.

Завтра – первое марта. Никол Пашинян вместе со своей бархатной бандой собирается пройти маршем по маршруту тех трагических событий. Преступника всегда тянет на место преступления.

Именно начиная с первого марта две тысяча восьмого года Никола стали называть не только грязным пасквилянтом и шантажистом. Он стал претендовать и на политические роли.

Я бы не возражал, если бы в этот же день окончательно и бесповоротно закончилась бы его политическая карьера. Его и его бархатной гиеньей стаи.

Если это произойдет, поверю в кабалистику.

На видео фрагмент пресс-конференции Роберта Кочаряна, состоявшейся вечером того дня – первого марта две тысяча восьмого года – на котором я задаю ему вопрос. Ответ президента разрушает еще один бархатный миф о том, что сначала армия вошла в город, а потом уже было введено ЧП.

Все было с точностью до наоборот.

 

Георг Хачатурян
28.02.2021

 Фейсбук