- Армянские СМИ, ПРЕССА

Блеск и нищета армянского политикума

Известный своими публицистическими выступлениями на самые злободневные темы, волнующими сегодня армянскую общественность, специалист по инфраструктурным проектам Артак Варданян на своей странице в Фейсбук затрагивает вопросы переформатирования политического поля Армении, способности оппозиционных сил к действенным шагам по смещению действующей власти и реорганизации государственной жизни.

27 января, Роберт Кочарян, неожиданно для многих, как в оппозиции так и несомненно во власти, заявил в своём интервью о коренном изменении в своей официальной стратегии борьбы против власти. Несмотря на то, что он (в том же самом интервью) говорил о нежелательности внеочередных парламентских выборов при сложившемся плачевном состоянии дел в стране и в сегодняшнем крайне поляризованном обществе, мы все обратили внимание на его заявление в самом конце интервью о том, что если всё же власть пойдёт на этот шаг, ради собственной релегитимизации, он будет участвовать в выборах и победит в них.

Тезис был настолько неожиданный, что многие из нас только его и запомнили из всего интервью и даже предположили, что он был вмонтирован позже, чем и объяснили себе двухчасовое опоздание трансляции. Но, вмонтирован или нет, — уже не суть важно. Важно то, что тезис прозвучал! И важно было то, что он был полностью противоположен официальной стратегии «объединённой» оппозиции (кавычки объясню ниже). И поскольку все мы знаем, что человек калибра Кочаряна: во-первых, просто так ничего не скажет (в отличие от сегодняшних пустозвонов во властных креслах); и во-вторых, имеет достаточно политического веса и влияния, чтобы коренным образом изменить уже 3 месяца пробуксовывающую на одном и том же месте стратегию оппозиции, то всё наше внимание после интервью сосредоточилось на реакции 17-ти. Хотелось понять: этот тезис был согласован с ними, и означал окончательное признание провала их формата, возможный его роспуск, и создание нового оппозиционного центра во главе уже с Кочаряном (и, возможно, парой-тройкой других лидеров крупных партий); или же это заявление положит начало созданию нового центра, отдельного от 17-ти, но действующего параллельно с ним против власти?

Но прошла уже неделя с этого интервью, и два дня после встречи Р. Кочаряна с лидерами 4-х партий и В. Манукяном, — никаких официальных заявлений от Комитета Спасения («центрального» органа альянса 17-ти) не последовало. Как и не было никаких публичных заявлений о результатах встречи шестёрки лидеров…

Правда, были другие заявления: пространное заявление Комитета, опубликованное «непонятно почему» в самый канун трансляции интервью Кочаряна, не говорящее абсолютно ничего нового, а просто переподтверждающее все их старые тезисы, включая их позицию по выборам; и пара постов в ФБ и уличных интервью лидеров или вторых лиц партий из числа 17-ти, с заявлениями о том, что участие в одних выборах с властью для них является неприемлемым.

Для меня, отсутствие официальных совместных заявлений Комитета по «неожиданному» тезису Кочаряна, является самым верным индикатором того, о чём до сегодняшнего дня не было принято говорить вслух в оппозиционной среде, — о довольно глубоком разладе среди 17ти, чем и объяснялся, вкупе с другими причинами, низкий КПД их действий. Ведь даже ежу должно быть понятно, что в случае если позиции всех партий согласованы и не подвергаются сомнению никем из 17-ти, то выражение несогласия с тезисом Кочаряна должно было быть озвучено не отдельными членами пары партий во второстепенных интервью или в постах ФБ, а самим Комитетом, отдельным заявлением, как констатация единой позиции альянса. И заявление это должно было быть опубликовано не посредством перепубликации старых тезисов в канун трансляции интервью Кочаряна, когда ещё «никто» не знал, что он скажет, а уже после трансляции, в качестве ответа на данный тезис.

Для меня существование подобного разлада среди 17-ти не было неожиданностью никогда, а секретом оно перестало быть начиная уже с ноября-декабря прошлого года. Просто все мы, рассуждая о действиях Комитета и пытаясь подсказывать им их ошибки и упущения, в первую руководствовались принципом «не навреди»… Поэтому всякие намёки на критическую «разнородность» альянса, и на чуть ли не «антагонистическую несовместимость» интересов некоторых его членов, считались у нас моветоном, а у некоторых даже и табу…

Я лично достаточно долгое время с надеждой ожидал, что со временем альянс всё же сам сможет справиться с этими его «внутренними проблемами», и что в своих действиях ему удастся руководствоваться в первую очередь интересами страны и государства, а не частными интересами отдельных партий и/или разных членов Комитета. Но ни для кого в Армении, и тем более для власти, уже не секрет, что этого не случилось, и уже не случится без коренного переформатирования самого альянса. А раз так, то я более чем уверен, что любое табу в отношении критики действий альянса уже будет работать в пользу власти и во вред будущему страны. Я с себя это табу снял начиная со вчерашнего дня!

Я буду готов помочь по мере моих сил и возможностей, и встану рядом с любым человеком, организацией и/или партией, кто будет бороться против этой власти. Но поддерживать и болеть я буду только того или тех, чья борьба будет для меня логично выстроенной, и первостепенной целью будет иметь спасение самого государства и нации от чумы кайларастии, а не урывание себе куска будущей власти во имя реализации собственных амбиций, или страхования собственного финансового благополучия.

Пока ограничусь сказанным.

Продолжение следует

Артак ВАРДАНЯН

 4 февраля 2021г.

0
0