- Армянские СМИ, ПРЕССА

У меня есть серьезные подозрения, что Алиев взял на себя миссию по дискредитации демократии в Армении: политолог

Да, принципиальные разногласия сохраняются. Единственное неоспоримое достижение – это то, что война остановлена, люди не гибнут. Но остальные вопросы, да, остаются нерешенными, считает политолог Рубен Меграбян. Подробнее об этом и других аспектах трехсторонней встречи в Москве глав Армении, Азербайджана и России политолог делится в интервью для Medialab.

– Господин Меграбян, в Москве завершилась трехсторонняя встреча Пашинян-Путин-Алиев. Никол Пашинян заявил, что по вопросу о пленных договориться не удалось. Какие выводы мы можем сделать из этой встречи?

– Встреча, как по атмосфере, так и по результатам, может считаться всего лишь очередной, но не поворотной.

Совместное заявление, касающееся коммуникаций, оно о создании рабочих групп. Пока еще предстоят доработки и обоснования, предполагается также, что по каждому направлению нужны дополнительные договоренности.

Другими словами, достигнута договоренность о продолжении процесса в духе ноябрьского заявления, но мы видим, что различается также и восприятие.

Разные подходы имеются даже по такому основополагающему вопросу, закончился конфликт или нет. Алиев утверждает, что да, конфликт завершен. Но это говорит тот самый Алиев, который превращает пленных в заложников и на государственном уровне занимается захватом заложников.

–  Это нацелено на то, чтобы снова заставить Армению пойти на уступки?

– У меня есть серьезные основания для подозрений, что Алиев решил взять на себя миссию по дискредитации демократии в Армении. И в этом смысле пленные начинают играть ключевую роль в этой миссии.

– Никол Пашинян также поднял вопрос о статусе Арцаха, заявив, что он должен решаться в рамках Минской группы. Какие есть возможности?

– Да, это было правильным месседжем, потому что вопрос статуса Арцаха не обсуждался, он не определен и не решен. И в этом смысле, тезисом о том, что карабахский конфликт не урегулирован, этим заявлением Пашинян также обосновал, почему он не урегулирован и что для этого нужно сделать.

– Из этого делается вывод, что между сторонами есть разногласия?

– Да, принципиальные разногласия сохраняются. Единственное неоспоримое достижение – это то, что война остановлена, люди не гибнут. Но остальные вопросы, да, остаются нерешенными.

А также и в ущерб армянской стороне изменилась конфигурация и расклад конфликта. Но говорить о том, что конфликт разрешен, конечно же, нельзя.

– Тем не менее, что мы замечаем, в рамках этих обсуждений происходит давление на армянскую сторону ? Может и в будущем будут предприниматься попытки выуживать уступки через давление? Например, могут не возвращать пленных, но иметь дорогу через Армению.

– Сегодня, по крайней мере, в вопросе дорог все прозрачно. Должна быть создана группа экспертов, вовлечены вице-премьеры, созданы комиссии, продолжены обсуждения. А договоренности по дорогам переложены на бумагу, другого ничего нет.

Что касается пленников, то по этому поводу все прозрачно сказано, что вопрос пленных не решен. А Алиев словно кот, укравший бастурму, лишь облизнул усы и не стал об этом говорить.

Роза Ованнисян

MediaLab.am

0
0