- Политика, ПРЕССА

Вардан Арутюнян: «По сути, у нас нет правосудия. С такими судами и такими судьями – и не будет»

0
0

Освобождение Роберта Кочаряна из-под ареста, согласно вердикту суда общей юрисдикции Еревана от 18 мая, продолжает вызывать многочисленные отклики со стороны политиков и общественных деятелей Армении, которые отличаются большей сдержанностью и рассудительностью, нежели бурная реакция со стороны рядовых граждан.  Своими мыслями на этот счет поделился и известный правозащитник, бывший советский политзаключенный и диссидент Вардан Арутюнян. На своей странице в Фейсбук он пишет:

«Смена меры пресечения Роберту Кочаряну вызвала бурю. Его немногочисленные защитники были потрясены от радости, а тысячи – от гнева. Тысячи хотели и хотят видеть Кочаряна за решеткой, и даже назначают меру наказания – пожизненно.

Но что нам нужно? Видеть Роберта Кочаряна в тюрьме или видеть раскрытым 1 марта, всесторонне и полноценно. Так, чтобы это никогда не повторилось. Чего мы хотим? Мести одному человеку или осуждения произвола властей, преступающих закон правителей, обычая ставить себя и свою команду выше закона? Так, чтобы это больше не повторилось.

Еще неизвестно, окажется ли Кочарян в статусе арестанта или нет? Это покажет будущее. Сегодня речь идет о мере пресечения. Я всегда был сторонником мягких мер. Мера пресечения не должна рассматриваться как наказание. Это неправильный подход. Но, несомненно, бывают случаи, когда суд должен применить арест в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления.

Можно ли мы ожидать беспристрастного вердикта от армянского суда? Такого приговора, который мог бы некоторых и не удовлетворить, но все бы говорили, что это приговор, вынесенный независимым и беспристрастным судом, который следует принять к сведению, и на этом точка. Такого суда у нас, к сожалению, нет. И нынешний суд доказывает это в очередной раз. По сути, у нас нет правосудия. С такими судами и такими судьями – и не будет. Ни через год, ни даже 10 лет спустя. Потому что судьи в течение многих лет являлись покорными исполнителями воли властей, работали против правосудия и их прошлое связывает их. Они не могут быть беспристрастными. Требовать от них беспристрастности – наивность и самообман.

Чтобы иметь суды, отвечающие стандартам правосудия, новые власти в течение всего прошедшего года должны были своим первейшим и самым важным делом считать ликвидацию конституции, которая была написана по заказу одного человека, для одного человека, и утвержденную сфальсифицированным референдумом. Новая Конституция (здесь это слово пишу заглавными буквами) должна была предоставить новым властям возможность не быть покорным продолжателем старого, а начать с новой строки, изменить имеющееся плохое. Во всех сферах, включая систему правосудия. Это бы и называлось революцией. Под словом революция люди понимали именно это. Но этого сделано не было, и мы пожинаем плоды того, что не сделали.

Однако это не должно становиться поводом для отчаяния. Все еще впереди. Нужно надеяться, что власти также понимают важность сказанного. За этот прошедший год лелеемых нами перемен, конечно, не произошло. Но следует признать, что этот год проложил путь и открыл двери к большим переменам. У нас есть очень важное достижение. И вопрос изменения меры пресечения одного человека не должен затенять эти достижения и бросать нас в объятия отчаяния».

<>