- Аналитика, Армянские СМИ, ПРЕССА

На Ближнем Востоке вновь разыгрывается армянский фактор — «Аравот»

Накануне 24-го апреля и сразу после него мы стали свидетелями того, что на Ближнем Востоке армянский фактор вновь разыгрывается. Каковы наши возможности здесь и наши угрозы? Ответ на этот вопрос довольно усложнен, поскольку основные контуры ближневосточной политики Республики Армения так и остаются нечеткими, хотя бы на официальном уровне. Предлагаем вниманию читателей аналитическую статью редактора русского сайта газета «Аравот», эксперта Армянского института международных отношений и безопасности Рубена Меграбяна, публикуемую полностью с согласия редакции.

В этом году, в 104-ую годовщину начала Геноцида армян, дипломатическая перестрелка Армения-Турция была беспрецедентно жаркой, по меньшей мере за прошедшее десятилетие. Анкара дошла, а точнее – опустилась до того, что не только стала отрицать спланированный и организованный в государственном масштабе геноцид, назвав его «всего лишь» выселением, но и Эрдоган назвал это как «единственно разумным для того времени решением».

Более того, Турция выразила свое крайнее возмущение в связи с осторожным посланием президента США Трампа по случаю 24 Апреля, а решение президента Франции Макрона отмечать 24-ое апреля во Франции на государственном уровне как День памяти жертв Геноцида армян просто привело в ярость официальную Анкару.

Все это, чуть больше или меньше, но год за годом повторялось, и этот год можно было бы в этом смысле считать обычным, если бы не одно важное обстоятельство, о чем первыми сообщили курдские СМИ, затем подтвердил Голос Америки. Речь идет о формировании Армянской бригады в составе поддерживаемых США, многонациональных, но тем не менее действующих под курдским командованием Сирийских демократических сил, и это произошло 24 апреля с.г.

«Мы пойдем по пути наших мучеников и будем сопротивляться до тех пор, пока все [этнические] составляющие севера и востока Сирии не станут свободными, и построим децентрализованную Сирию», — заявил на торжественной церемонии 24 апреля, согласно Голосу Америки, командующий новыми армянскими силами Масис Мутанян в своем выступлении, добавив: «Настало время сформировать настоящую армянскую военную силу в Сирии».

Солдаты Сирийских демократических сил в селе Багхуз провинции Дейр-эз-Зор, 20 марта 2019 г

Как известно, Сирийские демократические силы (СДС, SDF), пользуясь покровительством США, сыграли решающую роль в разгроме террористической организации «Исламское государство» на суше, лишив его какой-либо контролируемой им территории, а с воздуха, а также в логистическом плане их поддержали ВВС США и советники и инструкторы.

Президент США Трамп в декабре вдруг заявил, что выведет войска из Сирии, поскольку они выполнили главную задачу – террористическая организация ИГИЛ разгромлена. Однако, несколько дней спустя, выявились возможные, по сути, катастрофические последствия подобного решения, если оно станет реальностью. Ведь SDF, контролирующие треть территории Сирии, немедленно оказались бы в эпицентре одновременного столкновения сразу с несколькими силами. В первую очередь, это Турция, которая считает SDF «террористами», сирийским филиалом Рабочей партии Курдистана и серьезнейшей угрозой турецкой государственности. Кроме того, любая курдская «самодеятельность» по меньшей мере нервирует Иран. И еще, курдско-арабский конфликт продолжает оставаться одним из важных факторов ближневосточной политики, особенно, когда курдские силы, согласно публикациям в прессе, уже успели вызвать большое недовольство в подконтрольных им в настоящее время арабских районах. Тем самым, очевидно, что вывод войск США из региона привел бы к большой крови и хаосу. Кроме того, вывод США из региона – это то, к чему совместными усилиями стремился и стремится треугольник Москва-Анкара-Тегеран.

Теперь же, как мы видим, Вашингтон стремится не допустить, чтобы судьба Сирии была решена в результате договоренностей в этом треугольнике и это превратилось в ООО «Сирийское наследство», в котором стороны обеспечат свою долю, оставив вне игры внерегиональные силы, а также усилия направить против Израиля, о чем хотя бы в Анкаре и Тегеране этого не скрывают. И признание Трампом Голанских высот частью Израиля, по сути, содержит в себе и этот контекст, если учесть, что режим Асада десятилетиями был непримиримым врагом Израиля.

Итак, почему именно сейчас стало необходимым сформировать Армянскую бригаду в составе SDF, придав ей смысл 24-го апреля, ясно осознавая реакцию Анкары? А она не заставила себя долго ждать, и турецкие проправительственные СМИ армянские силы также причислили к разряду «террористических организаций». Почему сейчас? Что может за этим последовать? И какую позицию должна занять Армения в связи со всем этим?

Во-первых, Голосу Америки эксперт по Сирии из Центра «Новая американская безопасность» Николас Герас открытым текстом говорит, что это сигнал Асаду от SDF: «Мобилизуя армянскую бригаду, SDF объявляет Асаду, что он здесь, чтобы остаться, и что одна из наиболее уязвимых общин Сирии признает этот факт, присоединившись к SDF». Затем американский эксперт добавляет, что «сирийские армяне являются частью уязвимого сообщества, которое защищает статус-кво, что для большей части войны означало идти с Асадом».

Итак, первая плоскость – сигнал Асаду. Однако, адресатом этого сигнала является не только Асад, вторым адресатом, конечно, является Турция, которая уже этот сигнал приняла, и эта сверхнервная реакция Эрдогана с беспрецедентными и неприемлемыми акцентами становится объяснимой.

А третьим адресатом, несомненно, является Россия. Прежде всего, хотя бы на уровне контрпропаганды, выставляется напоказ в ответ на удавшиеся усилия Москвы втянуть армян в любой форме в Сирийскую войну, что проявилось в отправке гуманитарной миссии Армении в подконтрольный Асаду и русским Алеппо, где еще остались армяне, а также в «благодарности» за это от Шойгу, что есть также армяне, которые не за русского протеже Асада и не намерены быть за. Хотя бы слово командующего армянскими силами, процитированное Голосом Америки, уже свидетельствует об этом. Кроме того, США свои аргументы подкрепляют двумя авианосными военно-морскими группировками, которые посол США в Москве Хантсман назвал «сто тысяч тонн международной дипломатии» и сигналом России, и русским противопоставить этому просто нечего.

Тем самым, сколько бы армяне не стремились сохранить нейтралитет в гражданской войне, тем не менее, как мы видим, сделать это не получается, хотя бы в восприятиях международного сообщества, более того, формированием Армянской бригады впредь будут восприниматься как активная сторона вооруженного противостояния.

Понятно, что армянские общины в Алеппо, Дамаске и др., которые контролируются войсками Асада и русскими, хотя бы с точки зрения лояльности вряд ли смогут избегать требований в плане воинской повинности. С другой стороны, то же самое – касательно еще меньшего числа армян в Камишли, Тер-Зоре и др., подконтрольных SDF. Конечно, будут и мотивированные добровольцы, которые возьмутся за оружие просто исходя из соображений самообороны, с учетом реалий разорванной войной страны.

Армянские саперы в Сирии / Фото © Sputnik / Stringer

Это ситуация, которую Армения не сможет изменить, даже если очень захочет. Однако, Армения своими шагами может смягчить последствия. Однозначно то, что мы не можем себе позволить, чтобы армяне превратились во фронтовое «мясо» в войне, которая ни в коей мере не наша. В то же время, у Армении нет абсолютного контроля над армянскими общинами, чтобы принимать решения за них, какую им занимать позицию в случае тех или иных развитий. Но Армения получает дополнительный аргумент, чтобы суметь сбалансировать свои подходы на Ближнем Востоке. Следовательно, Армения может и обязана, исходя из интересов нашей национальной безопасности, создать возможность для сирийских армян безопасно репатриироваться и выйти тем самым из этой цепи угроз, не становиться «прокси» для той или иной силы. И проявляя твердость в подтверждении своего честного нейтралитета и намерения соблюдать этот нейтралитет в будущем, Армения как можно раньше должна объявить об окончательном сроке завершения своей гуманитарной миссии в Сирии, проводя активную дипломатическую работу в ближневосточных столицах, представляя наш позитивный нейтралитет и стремление иметь ровные отношения со всеми. Это единственная политика, которая способна быть понятной всеми акторами.

Понятно, что мы еще одну гуманитарную миссию в Камишли или Тер-Зор уж точно не отправим… От нас и не требуется этого, в этом и необходимости нет, американцы и курдская администрация эти проблемы решат и без нас…

Самое последнее, что не может позволить себе официальный Ереван – это страусиная политика. Оставляя процесс на самотек, мы можем получить повторение 1915 года на Ближнем Востоке. У нас нет никакого интереса враждовать с кем-либо, нам своих врагов и без того хватает, и, в конце концов, смысл политики в этом и состоит, чтобы врагов сделать хотя бы нейтральными, но точно не наоборот.

Рубен МЕГРАБЯН

Газета «АРАВОТ»
30.04.2019г.