- Мировые СМИ, Политика, ПРЕССА

Виктор Согомонян:  «Это был некий гибрид национальной псевдореволюции с элементами цветной революции» – FAN

Федеральное агентство новостей / Наталья Макеева

Начавшиеся чуть больше года назад, 13 апреля 2018 года, протесты в Армении изменили не только страну, они изменили судьбы многих людей — и простых граждан, и руководство. В частности, был арестован глава государства Роберт Кочарян, а руководитель его администрации Виктор Согомонян снят с должности. Теперь ответственность за происходящее в стране лежит на новых властях. Федеральное агентство новостей обсудило ситуацию в Армении с Согомоняном во время одного из его визитов в Москву. 

— Что, на Ваш взгляд, стало главной причиной апрельских событий в Армении? 

— Причин на самом деле несколько, и трудно вычленить главную. Но, безусловно, это потребность в смене политической атмосферы и воцарении тотальной социальной справедливости. Как минимум второго произойти не могло, что подтверждает ситуация, складывающаяся на сегодняшний день в Армении. Я имею в виду разочарование результатами революции, которое с огромной скоростью распространяется в армянском обществе.

Да, атмосфера в стране изменилась, довольно необычным образом сменилась власть. Но ожидаемые результаты достигнуты не были: воцарение всеобщей социальной справедливости, улучшение бизнес-среды, возможность обогащения. И, на мой взгляд, этого и не могло произойти, потому что мир захлестнула волна популизма, то же самое случилось в Армении. К власти пришли крайние популисты, которые, естественно, не смогут исполнить обещания, которые были даны.

 Какова, как Вам кажется, роль в произошедшем многочисленных западных НКО и фондов?

— То, что была оказана существенная поддержка извне, для меня вопрос даже не обсуждаемый. Это однозначно! Достаточно перечислить СМИ, которые ежеминутно освещали весь процесс революции: радио «Свобода» с его видеосегментом, это известный сайт Civilnet, финансируемый фондом «Сивилитас», который, в свою очередь, формируется из зарубежных источников. Это множество НПО, множество организаций, финансируемых небезызвестным Институтом открытого общества и т. д. То есть, если перечислить медиа и некоторые организации, которые содействовали осуществлению революции, станет совершенно очевидно, что вывод напрашивается сам собой.

— То есть классический Майдан…

— Я, тем не менее, не могу называть эту революцию «цветной», потому что там все-таки была потребность в восстановлении социальной справедливости. И это не подпитывалось откуда-то искусственно, как, скажем, было на Украине, а действительно присутствовало в армянском обществе. Я думаю, мы имеем дело с неким гибридом национальной псевдореволюции и элементами цветной революции.

 После произошедшего какая-то доминирующая идеология в обществе начала устанавливаться — либеральная, либерально-демократическая? Идут некие процессы, учитывая подписанные новым руководством Армении документы, направленные на евроинтеграцию?

— Я должен констатировать, что новая власть в Армении антиидеологична. Если вы помните, с самого начала Никол Пашинян заявил, что он воздерживается от употребления всяких «измов», что в Армении устанавливается власть народа. Чуть не Агора будет по древнегреческому типу, которая будет управлять страной по принципу прямой демократии.

Хочу подчеркнуть, что в Армении сейчас нет какой-то определенной государственной идеологии в том значении, в каком принято об этом говорить. Страной сейчас управляет популистское правительство с соответствующими последствиями. И я не думаю, что подписание тех или иных документов либо направление вектора внешней политики в ту или иную сторону обусловлено какими-то идеологическими предпосылками. Я боюсь, что это скорее обусловлено сиюминутными интересами действующей власти, которая не имеет четкой концепции ни внутренней, ни внешней политики.

 Что, на ваш взгляд, принесла Армении смена власти? Отрицательного или, может быть, положительного. Каковы ее основные результаты?

— Произошло тотальное разрушение политического поля, политико-партийной системы, которая существовала в Армении. В каком-то фрагменте эта система продемонстрировала полную недееспособность и нежизнеспособность. В другом фрагменте распались партии и политические силы, которые поддерживались, скажем так, при помощи аппаратов искусственного дыхания.

С другой стороны, на поле остались силы, которые тем или иным образом сумели выстроить свою политику в новой системе. Если подытожить, одним из положительных результатов произошедших перемен станет то, что через некоторое время мы будем иметь дело с обновленным политическим полем, с новыми игроками, с новыми форматами политической деятельности. И при этом мы освободимся от нежизнеспособных элементов политической жизни. Это — основной положительный результат трансформации политической жизни в Армении. Других положительных итогов произошедших перемен, этой псевдореволюции я пока назвать не могу.

К сожалению, отрицательных результатов очень много. Среди крайне негативных последствий отмечу беспрецедентное давление на правосудие, накаливание внутриполитической атмосферы, насаждение атмосферы ненависти, проведение разделительных линий в обществе. Хотел бы выразить надежду на то, что армянская власть начнет проводить более взвешенную политику в отношении разных фрагментов армянского общества. Но пока это из сферы надежд, и нет никаких оснований утверждать, что это может случиться в скором будущем.

Далее в интервью затрагивается тема Арцахского урегулирования, позиции, занимаемой официальным Ереваном, ареста Роберта Кочаряна, звучат оценки Виктора Согомоняна о правомерности действий в отношении второго президента Армении. Полностью со всем интервью вы можете ознакомиться на сайте первоисточника.