- Facebook-zone, БЛОГИ

Когда абсурд доходит до гротеска

Георг Хачатурян. 25.12.2018. Когда в Армении начались митинги в 1988 году, я был студентом. И, как любому студенту, было просто интересно. Что там? Необычно все. Тоже самое же современные студенты, не знавшие горя, кинулись улицы перекрывать. Одно дело – сидеть на лекциях, зевать, считать минуты, а другое – участвовать в этих процессах, адреналин играет. А если еще с милицией – тогда была милиция – потолкаться – ты – герой в глазах девушек. Однокурсниц. Этакий современный Овод. В исполнении Андрея Харитонова.

В 1991 году году, грешен, на президентских выборах я единственный раз в жизни голосовал за Левона Тер-Петросяна. А за кого? Коммунисты наскучили, Сос Саркисян баллотировался от дашнаков, набрал 6 процентов в итоге, актер великий, но президент. А Левон Тер-Петросян хорошо говорил на митингах на площади. Мы все были сытые, довольные жизнью, слушали рок-музыку, ходили на спектакли, в Дом кино на закрытые просмотры фильмов Бергмана и Лукино Висконти, хотелось немного поиграть во взрослую жизнь. Тем более, комендантский час в Ереване ввел генерал Макашов, вообще круто!

Прозрение пришло с первыми похоронками из Арцаха. Цинковые гробы. Ленты поперек улиц. Черные. С надписью – Ашот, 28. Тигран 33. Или Карен 25. Погибших там. Потом начались перебои с электричеством и газом. Потом их отключили совсем. Стало темно и холодно. А потом деньги превратились в пыль. И стало страшно. И безысходно.

Я не буду здесь долго расписывать ту кошмарную жизнь. С путешествиями на работу и обратно. 12 километров вниз. Вечером – 12 – вверх. Очереди за керосином. Хлебом. Обледеневшие совершенно темные улицы. Светилось только два здания – правительственные здания и особняк офиса партии Армянское Общенациональное Движение. АОД. Остальное – полное тьма. То, что замерзали в своих квартирах старики и совсем маленькие дети – уже общеизвестно. Моей доччери был 1 год. У нее под глазами были черные круги. Сажа. От печного дыма. Я научился зажигать печь одной спичкой. Или одним щелканьем зажигалки. Помню, как-то дрова были сырые, никак не разгорались, плеснул на них керосином и поднес спичку. Раздалось хухххх. Из печи вылетело пламя прямо мне в лицо. Опалило брови, щеки, губы, нос. Потом уже научился разжигать с первого же раза.

Потом был 1996-й год, потом 1998-й. Отставка Тер-Петросяна. И к власти пришел Роберт Кочарян. Я долго не мог понять – как он баллотировался в 1998 году, не имея десятилетнего ценза – постоянного проживания в Армении. Ответ получил из книги самого Роберта Кочаряна «Жизнь и свобода».

Оказывается, после отставки Левона Тер-Петросяна он, Вазген Саркисян и Серж Саргсян уговаривали главу Конституционного Суда Гагика Арутюняна баллотироваться. Но тот отказался. Так и сказал – не хочу! Мне и в КС хорошо! Вазген Саркисян тоже отказался, мотивируя тем, что он прошел длинный путь с Левоном Тер-Петросяном и баллотироваться ему после отставки Тер-Петросяна было бы некрасиво. И остановились на Кочаряне. И он сам первым поднял вопрос о десятилетнем цензе. И Вазген Саркисян сказал – решим вопрос. И Конституционный Суд вынес специальное решение. Как разрешить ему баллотироваться. . Не противореча Конституции. Особо никто не шумел – люди так устали от правления Левона Тер-Петросяна, он так им обрыдл, что на такие мелочи уже не обращали внимания.

Президентом Армении стал Роберт Кочарян.
Я его впервые увидел за день до теракта в парламенте. Он что-то открывал. То ли больницу, то ли медицинский центр. Не помню уже. Помню, что заметил, как он старательно выговаривает армянские слова. Легкий арцахский акцент. Он иногда слышен и сегодня.

Скажу коротко. Чтобы не опять не начались обвинения в принадлежности к тому или иному лагерю. Не знаю закулисья. Кто там чего делал. Кто чего крал. Сплетни не слушаю. Говорю то, что видел и чувствовал. Видел, что все время что-то открывается. Больницы, Медцентры, гостиницы, Дома отдыха, большие и маленькие магазины.

Давайте по фактам. А не «мне говорили».

Я помню, в конце 90-х поехал в Джермук – увидел ужас. Советские пансионаты стояли с пустыми глазницами выбитых окон. По полу бегали крысы. Даже с дверей были сняты ручки, вынесены ванны, унитазы. Все! Под корень. АОДовское руководство продавало все, что двигалось.

Спустя два года снова поехал – все кардинально изменилось. Все было отремонтировано. Построено новое и строилось еще. Город преобразился. Огромный поток туристов. У водопада – очередь. У источников –очередь. Тоже самое в Цахкадзоре. Дилижане. На других курортах. Отстраивалась и отстроилась полностью зона бедствия. В 2004 году в Армнию вернулся газ. Я все это видел своими глазами. Во времена Левона Тер-Петросяна думалось – что завтра будем кушать? А теперь можно было даже откладывать на отпуск. Планировать. Можно было даже поехать в Грузию на черноморские курорты. О чем всего несколько лет назад и мечтать было нельзя.

Международная политика. Раз в месяц какая-нибудь страна признавала Геноцид армян 1915 года.В переговорах по мирному урегулирования был Ки-Уэст. И именно при Роберте Кочаряне. Помните? Это такое местечко живописное во Флориде на берегу Тихого океана. Там еще вилла Эрнста Хемингуэя. Там шли переговоры Роберта Кочаряна с Гейдаром Алиевым при участии сопредседателей Минской Группы ОБСЕ. Когда Азербайджан должен был признать Арцах частью Армении, и Лачинский коридор и Кельбаджар. Плюс Мегринский коридор к Нахичевану переходил под международный миротворческий контроль. В последнюю секунду Гейдар Алиев отказался. Потом сказал – меня не поймут. Не могу! Признать Карабах армянским.

Опять же – я Кочаряна не оправдываю. И не защищаю. У него и без меня защитников хватает. Пусть, если что-то натворил, ответит. Но только ЕСЛИ НАТВОРИЛ. А не «мне говорили – награбил!» Что это за Шариковщина? «Один в семи комнатах сидит, а другой» … Если кто-то докажет, что и где украдено – другое дело. Но основываться на «мне говорили» или «пусть сидит, а статью подходящую найдем»… Остается только подписаться – Андрей Януарьевич Вышинский. Если кто не знает – Генеральный прокурор СССР при Иосифе Сталине.

Про 1 марта я уже много раз говорил и писал. Это была попытка вооруженного переворота и Роберт Кочарян не позволил сделать тогда со страной то, что с ней делают сейчас. Вот и все. Никакого «расстрела митинга» и прочего бреда не было и в помине.

Роберт Кочарян сегодня находится под арестом. Опять же – если что-то натворил, пусть отвечает, Пусть ! Но ЧТО натворил? Не бабушкины сказки, не разговоры в духе Шуры Балаганова про – если гири не золотые, а какие? , А факты. Есть? Если есть – вперед, в суд, нет, на нет и суда нет. И разговоры от людей, живущих с 1993 года в Москве на тему «мы голодали при Кочаряне» уже вызывают брезгливость. Прекратите смешить.

Нет, я понимаю. Роберту Кочаряну, как, собственно, и всем высшим должностным лицам Армении, управлявшим страной после развала СССР, можно предъявить множество претензий. И во многом обоснованных. Это нормально. Рушилась историческая формация, уходила в прошлое огромная страна, шли боевые действия, часто решения принимались быстро, времени на их обдумывание иногда не было совсем. Совершались и ошибки.

Однако нынешнее обвинение кажется не просто абсурдным, но прежде всего попирающим основы конституционного строя, поскольку Конституция содержит в себе прямой и недвусмысленный запрет на преследование оставившего свой пост руководителя страны за действия, которые он совершал в рамках возложенных на него законом полномочий и обязательств. Есть все основания считать, что взятие под арест Кочаряна — это не очень хорошо продуманный, противоречащий букве и духу закона акт личной мести нынешнего правителя Армении.

То есть органы следствия исходят из того пока ни одним судом не доказанного факта, что Левон Тер-Петросян действительно одержал победу, а Серж Саргсян, якобы незаконно занял его место. А Роберт Кочарян используя силовой ресурс, позволил ему это сделать и не позволил якобы победившему Тер-Петросяну.

Сейчас получается так, что следствие считает победу Тер-Петросяна в 2008 году аксиомой, не нуждающейся в доказательствах. А ближайший соратник и адъютант Тер-Петросяна Никол Пашинян имеет сегодня все рычаги для того, чтобы принудить государственных служащих считать безусловным и истинным то, что в рамках любой правовой логики нуждается в тщательном исследовании и проверке.

Дрейф нынешнего руководства Армении в направлении США и Европы — это абсолютно прозрачный и не особенно камуфлируемый процесс. Надо полагать, что за уверенно взятый курс на евроатлантическую интеграцию премьер-министр уже получил от Запада карт-бланш на преследование тех политиков и чиновников, которые, как он считает, когда-то его «несправедливо посадили», а теперь могут еще и помешать его планам. . Пусть даже обвинения выглядят нелепо и прямо противоречат Конституции.

И последнее. Известный американский историк, писатель, социальный критик, трехкратный лауреат Пулитцеровской премии Артур Шлезингер – младший утверждал, что любая диктатура начинается с популизма. С воплей о необходимости реформ. О борьбе с коррупцией. О справедливости. Придя к власти, он продолжает вопить о реформах, но постепенно становится олигархом. Он и его ближайшее окружение, манипулируя народом, его нуждами и сознанием, популизмом, стремительно обогащаются. И постепенно становится диктатором. Примеры – с Древнего Рима до Якобинской диктатуры Робеспьера. Нацистской Германией. И дальше вплоть до наших дней. В том числе и в Армении. Как известно, все эти империи и диктатуры в итоге плохо кончили.

Чтобы это знать и помнить, надо читать книги. А это сегодня не в трэнде.