- Политика, ПРЕССА

Алиев «распустил язык» с разрешения Путина — «Аравот»

Перепечатано с разрешения газеты «Аравот»

 Начало здесь

Некоторое отступление от Венских соглашений было зафиксировано уже на встрече в Санкт-Петербурге под эгидой Путина

Через два с половиной месяца после апрельской войны президенты Армении, России и Азербайджана встретились 20 июня в Санкт-Петербурге. По итогам этой встречи было принято совместное заявление, в котором хотя и упоминалось об увеличении числа наблюдателей ОБСЕ, не было ничего отмечено о механизмах расследования на линии соприкосновения.

До встречи Саргсяна-Алиева президент России Владимир Путин провел отдельную встречу с президентом Армении. Причем, после этих переговоров за закрытыми дверями Путин ни слова не сказал о карабахском вопросе, сосредоточившись только на двусторонних экономических связях и интеграционных процессах. Вместо этого Серж Саргсян подчеркнул, что для продолжения переговоров необходимо сначала выполнить договоренности, достигнутые в Вене в мае. «Наша позиция по Карабаху известна всем. Мы хотим, чтобы этот вопрос был решен исключительно мирным путем, и я благодарю вас и сопредседателей Минской группы за понимание и усилия, проявляемое в этом вопросе. Однако, к сожалению, по желанию одной стороны решить эту проблему невозможно. Мы были бы рады, если сможем сегодня продвинуться вперед в осуществлении договоренностей, достигнутых в Вене, то есть создать механизмы для расследования нарушений режима прекращения огня. Это создаст рабочий настрой для ведения переговоров», – сказал Серж Саргсян.

В свою очередь президент Азербайджана перед встречей с Путиным заявил, что Баку не намерен отступать от своих требований. «Конфликт затянулся на длительное время, как заявили Россия и другие сопредседатели Минской группы, статус-кво неприемлем, с чем мы полностью согласны. Однако, чтобы изменить его, сначала нужно вернуть территории Азербайджана, которые оккупированы уже 20 лет», – сказал Алиев.

Если публично Серж Саргсян еще раз подчеркнул необходимость принятия механизмов расследования, показывая, что у азербайджанской стороны нет такого желания, то Алиев в целом был сконцентрирован на основных «ожиданиях» Баку.

Что касается заявления по встрече в Санкт-Петербурге, то в нем шла речь лишь о том, что Саргсян и Алиев договорились об увеличении на линии соприкосновения числа наблюдателей ОБСЕ. В данном заявлении говорилось лишь о том, что после встречи в Санкт-Петербурге президенты Армении, России и Азербайджана приняли совместное заявление, в котором вновь подтвердили договоренности, достигнутые на армяно-азербайджанском саммите 16 мая в Вене, направленные на стабилизацию ситуации в зоне конфликта и создание атмосферы, способствующей миру. Однако о принятии конкретных механизмов расследования после встречи под эгидой России спустя два с половиной месяца после апрельской войны ничего не упоминалось, по-видимому, благодаря усилиям российской стороны. Хотя следует отметить, что официальный Ереван после встречи в Санкт-Петербурге продолжал последовательно выступать и напоминать, требуя от Азербайджана четкого ответа о введении механизмов.

Так что же произошло в Санкт-Петербурге?.. После апрельской четырехдневной войны С.Саргсян и И.Алиев встретились во второй раз. Однако после апрельской войны это была первая трехсторонняя встреча. ОБСЕ не участвовала в подготовке к трехстороннему саммиту по нагорно-карабахскому конфликту.

И здесь было отмечено, что посреднические усилия России не придают важности применению механизмов изучения пограничных инцидентов, которые считал столь важными и приоритетными официальный Ереван.

В результате российской «поддержки» Алиев «предоставил» себе свободу. Уже в конце июня власти Азербайджана, ни больше, ни меньше, дали понять, что механизмы расследования на данном этапе не актуальны, и вопрос может обсуждаться «только после вывода армянских войск из Нагорного Карабаха».

Официальный Ереван, однако,  продолжал настойчиво напоминать о механизмах расследования. «Понятно, о ком говорят сопредседатели, потому что Армения неоднократно поддерживала внедрение механизмов расследования инцидентов на линии соприкосновения и расширение наблюдательной миссии действующего председателя ОБСЕ, а также группы», – отмечал в то время министр иностранных дел Эдвард Налбандян, комментируя заявление Минской группы ОБСЕ, в котором Армению и Азербайджан призывали устранить препятствия, мешающие расширению офиса посла Каспршика.

Он еще раз напомнил, что Армения поддержала эти предложения еще в 2011 и 2012 годах в ходе саммитов, организованных президентом России. Налбандян также отметил, что в сентябре 2015 года послы трех стран-сопредседателей подчеркнули, что Армения согласилась с этим предложением, и призвали Азербайджан сделать то же самое.

По словам министра иностранных дел, после встреч в Вене и Санкт-Петербурге Азербайджан сразу же сделал вид, что таких договоренностей достигнуто не было и что это только личное мнение сопредседателей. «Таким образом, Азербайджан, похоже, пытается сказать, что министры иностранных дел США, России и Франции занимаются фальсификацией, когда в совместном заявлении отметили, что президенты Армении и Азербайджана взяли на себя обязательство и согласились расширить команду Каспршика и создать механизмы расследования», отмечал он.

Судя по всему, власти Армении до конца 2016 года усердно работали с посредниками, чтобы оказать давление на Азербайджан, и эта работа дала определенный результат. То, что такая работа велась, вывод можно сделать по публичному недовольству Ильхама Алиева, высказанного по какому-то поводу.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев

В октябре 2016 года президент Азербайджана Ильхам Алиев объявил, что Азербайджан принуждают признать независимость Арцаха. «За закрытыми дверями на нас оказывается огромное давление, чтобы мы признали независимость Нагорного Карабаха. Мы не раскрываем многих скобок, поскольку существуют определенные каноны дипломатии. Азербайджан никогда не согласится на этот шаг», – сказал Алиев.

Он также добавил, что в вопросе Арцаха против Азербайджана ведется активная пропаганда. «Цель кампании клеветы, сплетен и оскорблений в отношении нас со стороны западной прессы и неправительственных организаций состоит в том, чтобы заставить нас признать независимость Нагорного Карабаха. Пока мы находимся у власти, а референдум, слава Богу, показал, что мы еще долго будем у власти, Азербайджан никогда не согласится на такую ​​сделку. Нагорный Карабах – это наша исторически неделимая территория, и мы восстановим нашу территориальную целостность», – сказал он на встрече с членами правительства в начале октября.

В интервью информационному агентству Russia Today в ноябре 2016 года бывший президент Армении Серж Саргсян заявил, что армянская сторона желает и хоть сегодня готова подписать соглашение о внедрении на линии соприкосновения механизмов расследования. Отвечая на это заявление, официальный представитель МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев заявил российскому агентству РИА Новости, что официальный Баку готов рассмотреть вопрос о внедрении механизма расследования «в качестве элемента в рамках процесса вывода армянских войск».

Было очевидно, что увязывая внедрение механизмов расследования с «выводом армянских войск», официальный Баку просто избегает согласия на развертывание этих механизмов.

Министр иностранных дел Азербайджана Э. Мамедъяров

Позже, ровно через год после апрельской войны, министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров представил указанное требование посредников как пожелание армянской стороны. «Присутствие Вооруженных сил Армении на оккупированных территориях Азербайджана и факт военной оккупации являются основными препятствиями на пути урегулирования конфликта. Оккупация должна быть прекращена. Мы можем продолжать переговоры о прочном мире только в новой атмосфере – в условиях изменения статус-кво после устранения факта оккупации. Избегая встречи, Армения старается не выполнять свои обязательства и сохранять статус-кво. В то же время Армения намеренно продолжает свою политику обострения ситуации, избегая основных проблем и концентрируясь на технических вопросах».

Мы можем констатировать, что в конце апреля 2017 года официальный Баку публично отклонил просьбу посредников о внедрении механизмов расследования, представив это как «технический вопрос» и представив его как требование армянской стороны.

Политика Баку, направленная на то, чтобы предать забвению внедрение механизмов расследования, является основанием для того, что нынешние власти Армении публично не требовали от Баку выполнения ее международных обязательств?.. Отнюдь. Официальный Ереван, как и Степанакерт, должны привлекать внимание к этому факту и посредников, и стран-партнеров, и международных организаций.

Ранее говорилось, что все знают, что против внедрения механизмов расследования выступает Азербайджан, поэтому всем было ясно, кто является нарушителем режима прекращения огня, было четко ясно, что Баку не выгодно их наличие, поскольку будет фиксироваться, что последовательно продолжает нарушать соглашение о прекращении огня именно азербайджанская сторона.

Конечно, тот факт, что власти Армении в настоящее время не придают значения этой простой истине, не означает, что все начали считать, что армянская сторона стала нарушителем перемирия. Однако есть очень важный нюанс: нельзя позволять властям Азербайджана склонять внимание международного сообщества к проазербайджанским требованиям, тогда как участник «мирных переговоров» Алиев не готов даже к одному шагу на пути к миру.

Напоминать и требовать выполнения требований о внедрении механизмов расследования исходит из интересов армянской стороны. От посредников следует требовать, чтобы они фиксировали их как в публичных выступлениях, так и в письменных текстах. Власти Азербайджана должны постоянно об этом слышать.

Эмма ГАБРИЕЛЯН

Газета «Аравот», 10.06.2020