- Политика, ПРЕССА

Не забывать про отвергнутое Алиевым – «Аравот»

 Перепечатано с разрешения газеты «Аравот»

Международное обязательство Азербайджана с момента установления режима прекращения огня и после апрельской войны

 Бывший посол Армении в Ватикане Микаел Минасян на прошлой неделе разместил на своей странице в Фейсбук еще одно видео, в котором он упомянул последовательно проводимую прежними властями линию по применению механизмов расследования на линии соприкосновения.

По словам Микаела Минасяна, после апрельской войны армянская дипломатия сумела достичь того очень важного, чего добивались все армянские власти, и без чего Армения постоянно находилась в опасности. «Все власти Армении озвучивали вопрос о том, что мы обязаны иметь наблюдательскую миссию, затем технические средства, чтобы контролировать все инциденты на линии соприкосновения и получить возможность понять, кто стреляет первым, и международные наблюдатели озвучивают адресные обвинения. Это значит, что у Азербайджана отнимают самую крупную карту, потому что Армения никогда не начинает стрелять, Армения хочет мирного процесса, чего никогда не хочет Азербайджан».

Микаел Минасян отмечает, что после апрельской войны армянской дипломатии удалось вывести этот вопрос на высокий уровень, и в Вене между Арменией и Азербайджаном, при участии министров иностранных дел России, США и Франции, был подписан документ, в котором закреплялась необходимость принятия срочных мер, ведущих к увеличению численности международной наблюдательной миссии и внедрению технических средств контроля вдоль всей линии соприкосновения. «Если бы это было сделано, мы бы практически обнулили количество инцидентов и практически не было бы угрозы войны, и, самое главное, не было бы жертв. Однако Никол Пашинян уступил в этом, Пашинян, попросив о временном перемирии, чтобы захватить власть в Армении, уступил Вену и Санкт-Петербург. После этого никто не говорил о договоренностях в Вене или Санкт-Петербурге: ни сопредседатели, ни Пашинян, ни Алиев», – сказал Минасян.

Мы (газета «Аравот», — ред.) неоднократно затрагивали тему о важности выдвижения требования о введении механизмов расследования, призывая нынешние власти Армении постоянно напоминать о них публично и стремиться к тому, чтобы сопредседатели Минской группы ОБСЕ включали в свои заявления некогда свое же требование.

Фактически, через некоторое время после апрельской войны посредники перестали упоминать об этом в своих заявлениях. Что касается властей Азербайджана, то они давно отвергли эту идею, не только после апрельской войны, но и задолго до этого…

 За год до апрельской войны

В феврале 2015 года бывший министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян опубликовал статью в «Politique Internationale», в которой он заявил: «За Казанским саммитом последовал почти двухлетний застой в мирном процессе. Азербайджан со своей деструктивной позицией не только провалил переговоры, но и способствовал дестабилизации ситуации в зоне конфликта. За этот период число нарушений режима прекращения огня и провокационных действий Азербайджана на линии соприкосновения Нагорного Карабаха и Азербайджана, а также на границе между Арменией и Азербайджаном, приумножилось.

Экс-министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян

Сопредседатели наделены международным мандатом на содействие процессу переговоров, а также на поддержание и укрепление режима прекращения огня. Они представили ряд предложений о мерах укрепления доверия и безопасности, таких как укрепление режима прекращения огня, отвод с линии соприкосновения снайперов и создание механизма для расследования нарушений прекращения огня. Все эти предложения были одобрены рядом важных международных организаций, а также Генеральным секретарем ООН. Их также приветствовали Армения и Нагорный Карабах. Но все они были отвергнуты со стороны Баку. Азербайджан даже отказался внедрить механизм расследования, на который дал свое согласие президент Алиев (Сочинское заявление от 05.03.2011 и 23.01.2012). Азербайджан даже пригрозил наложить вето на бюджет ОБСЕ 2012 года, если будет предусмотрено финансирование для создания такого механизма расследования».

Да, бывшие армянские власти неоднократно напоминали об этом с высоких международных трибун, подчеркивая, что Армения всегда поддерживала меры укрепления доверия, считая, что они позволят создать благоприятные условия для переговоров. И это была определенно правильная политика, несмотря на то, что ее отвергали власти Азербайджана.

Американский сопредседатель МГ ОБСЕ Джеймс Уорлик, на встрече с армянскими журналистами в начале своего визита в регион в октябре 2015 года, заявил, что «если два года назад проблемой на линии соприкосновения были снайперы, то сейчас это тяжелая артиллерия, и мы хотим, чтобы стороны воздерживались от таких действий». Отвечая на замечание о том, что сопредседатели ставят знак равенства между Азербайджаном, нарушающим соглашение о прекращении огня, и Арменией, которая вынужденна реагировать, Уорлик сказал, что нет механизма, который позволил бы выяснить, какая сторона несет ответственность за нарушение. Он отметил, что они ставят перед сторонами вопрос о создании именно такого механизма. Уорлик еще  в октябре 2015 года в Баку подчеркнул, что вопрос о механизме и возможности расследования поднимался в течение трех лет, и хотя президент Азербайджана Ильхам Алиев ранее говорил, что он открыт для этой идеи, сейчас Баку не принимает предложения МГ ОБСЕ по механизму.

Сопредседатели Минской группы ОБСЕ отметили, что встреча президентов Армении и Азербайджана в Берне в декабре 2015 года дала возможность уточнить свои позиции. «Президенты обсудили последнее случаи насилие и выразили обеспокоенность по поводу жертв, вызванных применением тяжелого оружия, в том числе среди гражданского населения. Президенты поддержали продолжение работы посредников, которая была направлена на снижение риска насилия на линии соприкосновения и армяно-азербайджанской границе, включая механизм расследования ».

Казалось, что после долгих усилий сопредседателям удалось добиться у Ильхама Алиева согласия на внедрение механизмов расследования, что было очень выгодно для армянской стороны. Однако спустя несколько месяцев реальная цель официального Баку стала ясна. Развязав в апреле четырехдневную войну, Алиев попытался создать новую ситуацию и атмосферу в вопросе ожиданий Азербайджана.

Важная резолюция Венской встречи

Серж Саргсян и Ильхам Алиев после апрельской войны впервые встретились 16 мая 2016 года. Венские переговоры были инициированы Соединенными Штатами. На этой встрече была сделана очень важная констатация: было достигнуто соглашение о соблюдении режима прекращения огня, который был установлен соглашениями 1994-1995 годов.

Зафиксировал это даже министр иностранных дел России Сергей Лавров на брифинге после встречи Саргсян-Алиев. «Была достигнута договоренность о поддержании режима перемирия и прекращениия огня, в том виде, в котором оно было зафиксировано в соглашениях 94-95 годов прошлого века. Мы также договорились, что ОБСЕ предпримет конкретные шаги по расследованию инцидентов на линии соприкосновения, о том, что ОБСЕ также поможет в решении вопроса о пропавших без вести лицах и что президенты Армении и Азербайджана согласуют дату и место их следующей встречи в июне».

В заявлении Управления по связям с общественностью и СМИ Аппарата Президента РА официально было сообщено, что представители стран-сопредседателей настаивали на соглашении 1994 года о прекращении огня и необходимости неукоснительного выполнения соглашений о прекращении огня 1995 года. «Достигнута договоренность о принятии шагов по внедрению механизма мониторинга и расследования инцидентов, расширению возможностей группы Личного представителя Действующего председателя ОБСЕ и возможному возобновлению переговорного процесса».

Официальный Ереван остался доволен результатами Венской встречи. По возвращении в Ереван после переговоров Серж Саргсян в интервью армянским телеканалам отметил. «Мы не говорили о переговорах, конечно, были разговоры о том, что было бы хорошо провести встречу в обозримом будущем, но мы не говорили ни о каких условиях. Мы говорили о поддержании режима прекращения огня, и я выразил желание, чтобы, если такая встреча будет, она состоялась после утверждения мониторинга». По словам Сержа Саргсяна, Алиев не возражал против совместного заявления сопредседателей о том, что для снижения риска дальнейшего насилия президенты согласились как можно скорее завершить работу по внедрению механизма расследования ОБСЕ, но в то время Саргсяну это не внушило доверия. «Президент Азербайджана, глядя на сопредседателей и меня, говорит, что это мы начали этот апрельский процесс. Уверен, вы представили себе мой ответ. Сегодня президент Азербайджана десятки раз повторил, что Азербайджан хочет решить этот вопрос только и только мирным путем». В целом Серж Саргсян остался доволен результатами встречи, при этом он предупредил, что если Азербайджан нарушит свое обещание, нарушив соглашение о прекращении огня, Армения отреагирует адекватным образом.

Какое поведение продемонстрировал официальный Баку сразу после встречи в Вене? Через день министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров заявил, что Венские переговоры «создают хорошие возможности». «Я согласен с оценкой министра иностранных дел России Сергея Лаврова о том, что вчерашние переговоры дают хорошую возможность начать субстантивные переговоры, основанные на поэтапном подходе к урегулированию конфликта», – сказал Мамедъяров.

Следует отметить, что после первых переговоров после апрельской войны Баку уже ссылался на Сергея Лаврова, который на самом деле уже в Вене говорил о необходимости поэтапного урегулирования. Однако со стороны главы МИД Азербайджана комментариев относительно механизмов расследования не последовало.

А через два дня после Венских переговоров замглавы администрации президента Азербайджана Новруз Мамедов «уточнил»: «На встрече в Вене Азербайджан согласился на укрепление режима прекращения огня, чтобы продолжить переговоры в ближайшем будущем». Затем официальный представитель Азербайджана, комментируя заявление действующего председателя ОБСЕ о расширении полномочий Личного представителя Действующего председателя ОБСЕ, возразил, что Баку не брал на себя никаких обязательств в этом отношении.

Внедрение механизмов расследования инцидентов на линии соприкосновения карабахско-азербайджанских отношений является международным обязательством Азербайджана с 1995 года. Об этом неоднократно отмечал МИД Армении во время прежних властей, напоминая о трехстороннем соглашении 1995 года между Арменией, Азербайджаном и Нагорно-Карабахской Республикой, предусматривающим укрепление режима прекращения огня и внедрение механизмов расследования инцидентов на линии соприкосновения. Указывал, что внедрение этих механизмов является международным обязательством Азербайджана с момента установления прекращения огня.

В декабре 2017 года бывший министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян выступил на 24-м заседании Совета глав МИД стран ОБСЕ в Вене: «После апрельской агрессии сопредседатели организовали две встречи на высшем уровне с участием президентов Армении и Азербайджана в Вене и Санкт-Петербурге, чтобы устранить последствия войны. Азербайджан отказался выполнять соглашения, достигнутые и объявленные в рамках этих встреч на высшем уровне. В частности, о безусловном выполнении бессрочных трехсторонних соглашений 1994-1995 годов о прекращении огня и исключительно мирном урегулировании конфликта, создании механизмов для расследования нарушений прекращения огня и расширении состава группы Личного представителя Действующего председателя ОБСЕ в целях повышения эффективности возможностей мониторинга в зоне конфликта».

Продолжение читайте здесь

Эмма ГАБРИЕЛЯН

Газета «Аравот», 09.06.2020