- Политика, ПРЕССА

Право решать, какая критика конструктивна, принадлежит властям? — «Аравот»

Все правительства мира, как и Армении, имеют очень любимые ими и периодически озвучиваемые формулировки, одно из которых следующее: «Мы не против критики, мы даже поощряем ее, но критика должна быть конструктивной». В переводе на обычный язык это означает: «Какая критика конструктивна, должны решать мы. Но поскольку мы безупречны, в отношении нас не может быть никакой конструктивной критики по определению. И негативные оценки, которые звучат в наш адрес, обусловлены интересами не общества, а групп плохих людей». Истолкование словосочетания «плохие люди» может быть разным: предатели, грабители, иностранные агенты и так далее.

В сегодняшней экстремальной ситуации, когда распространение коронавируса в Армении принимает угрожающие масштабы, критика действий властей также необходима. (Естественно, что ее тональность должна быть выдержанной и по возможности не эмоциональной). Не может быть так, чтобы все шаги, предпринятые и предпринимаемые правительством в отношении коронавируса с начала марта, были правильными и просчитанными, такого правительства нет во всем мире. Также невозможно, чтобы все экономические и социальные меры, принятые нашим правительством в середине апреля, не нуждались в альтернативе или, по крайней мере, в корректировке.

Но вот незадача, так как люди, подвергнувшие сомнению эти шаги, являются упомянутыми мной выше «плохими людьми», их замечаниями следует пренебрегать и продолжать оставаться вне критики. И здесь мы подходим к другой формуле, которую любят все власти: «они не могут быть оппозицией». Помните, как в феврале 2015 года РПА вынесла публичный приговор Гагику Царукяну и решила, что он не имеет права участвовать в политике? К Царукяну можно относиться по-разному, но никому не дано права решать, может ли он (или любой гражданин Республики Армения) заниматься политикой.

Также никто не вправе решать, кому быть или не быть в оппозиции. Предположим, что у гражданина X есть оппозиционные взгляды, разделяемые пятью людьми, а с мнением Y согласен один миллион человек. Оба имеют право быть в оппозиции. Насколько они влиятельны, определяется в ходе политических процессов и, в частности, посредством выборов. Логика нынешней власти, однако, заключается в следующем: «Те, кто был у власти до 2018 года, не могут быть оппозицией, потому что они были коррумпированы, а те, кто до революции не был во власти, но сейчас критикуют тот или иной шаг власти, также не могут быть оппозицией, потому что у них есть тайные связи с «бывшими властями».

В таком случае получается, что сейчас никто не имеет права быть в оппозиции.

Арам АБРААМЯН

Газета «Аравот», 07 мая 2020