- Армянские СМИ, ПРЕССА

Самвел Мартиросян: «Пусть лучше меня тайно прослушивают, чем вот так контролируют. Это слишком многое раскрывает о жизни человека» – Medialab

На вопросы Medialab отвечает эксперт по информационной безопасности Самвел Мартиросян

– Господин Мартиросян, принятие закона об идентификации местонахождения людей с помощью телефона удостоилось резкой критики, в связи с ним возникает ряд опасений. Какие проблемы Вы видите в применении этого закона?

– Эта проблема имеет несколько пластов. В стране объявлено чрезвычайное положение, и уже ясно, что некоторые из наших прав приостановлены или ограничены из-за ситуации, серьезность которой понимают все. Но проблема в том, что, во-первых, должны применяться соразмерные действия, а во-вторых, контролируемые. Проблема соразмерности заключается в том, что власти не сообщают в подробностях, что будет.

Другими словами, можно предположить, что это система, которая будет следить за людьми, и если кто-то заражен, его сразу же выявят. Но это большой вопрос, действительно ли телефонные звонки дают такую ​​возможность.
Конечно, я хотел бы подчеркнуть, что речь идет не о содержании звонков, а о тех данных, кто кому звонил и о продолжительности звонка.

Вторая проблема заключается в том, что нет прозрачности, кто контролирует систему, контролируется ли она ее создателем или нет, потому что ясно, что она не была создана за счет государственных средств. Особо отмечается, что из государственных средств потрачено ноль драмов, это подарок и прочее.

– Другими словами, есть вероятность, что контролировать будет какая-то организация из-за рубежа?

– По моим данным, они не из-за рубежа, они армяне. Но если мы говорим об участии третьей стороны, необходимо четко урегулировать, кто имеет доступ к этим данным, кто является органом, который четко контролирует, кто не имеет доступа к этим данным.

Это важно, потому что мы говорим о тотальном контроле. Другими словами, речь идет не о контроле над одним или 20 людьми. И всем понятно, что этот контроль будет длиться не две недели, а месяцы.

И здесь важно, чтобы был четкий общественный контроль. Например, в Национальном Собрании должна быть комиссия, в которую будут вовлечены депутаты также и от оппозиции. Должны быть привлечены и специалисты, потому что могут быть вопросы, в которых депутаты могут не разбираться. Общественность должна быть уверена, что эти данные не используются третьей стороной, не используются государственными органами для иных целей. Приведу в качестве простого примера вас, как журналиста, в любой момент могут быть легко раскрыты все ваши архивы, которые сохраняются и защищены законом.

– Авторы закона утверждают, что не будут прослушивать людей, эти данные не будут использоваться для каких-либо других целей, они будут уничтожены сразу после окончания чрезвычайного положения. То есть, их устных заверений недостаточно?

– Когда они говорят, что не будут прослушивать телефонные разговоры, пусть лучше меня тайно прослушивают, чем вот так контролируют. Если у них есть информация о том, где я был, кто находился там в то время, кому я звонил, то это раскрывает слишком многое о жизни человека…

Что касается уничтожения данных, тому должны быть доказательства, что не был создан дубликат. Общественность также должна быть уверена, что все надежно защищено. Если произойдет внезапная утечка такого объема данных, и они попадут в руки внешних сил…

Приведу простой пример, это идеальные данные для разведки Азербайджана или Турции – для выявления военных, сотрудников СНБ и других.

Роза Ованнисян

Полностью интервью читайте на сайте MediaLab.