- Армянские СМИ, ПРЕССА

После казни – танцы? — Aravot.am

Ида Мартиросян /16/01/2019/

«Как жаль, что у римского народа не одна голова и ее нельзя отрубить единым разом». Эти слова принадлежат римскому императору Калигуле.

Фраза примечательна не только тем, что свидетельствует о его уникальной жестокости. Она – резюме тирана на униженную покорность людей – что аристократов, что простых граждан. Эта покорность так его доставало, что он впадал в «творческие муки» – что бы еще вытворить, чтобы наконец вызвать возмущение людей?! Не получалось – терпели! Вот тогда он и родил фразу, вынесенную в эпиграф.

Согласитесь, что это характеризует не только императора – ведь тиран, он и есть тиран. Для меня же в этой оценке главное – народ.

Именно к народу, а не к власти, я и апеллирую.

Да-да, к народу, который почему-то принято ни в чем не обвинять! При этом, забывая, что зачастую все его беды вызваны им самим. Включая тиранию.

Так продолжается до тех пор, пока появляется некто, с мечом, с пистолетом, с пушкой или с рюкзаком, и… меняет ход истории.

И вот парадокс – народ с тем же энтузиазмом, что прежде раболепствовал, вдруг скопом становится неподкупным «борцом за справедливость». (Прошу прощения у тех немногих, кто при любой власти сохраняет за собой право оставаться порядочным. Ибо, в конечном счете, они и есть «соль земли»).

Глядя на народ, вмиг стройными рядами ставший борцом за чистку рядов, закрадывается и другая мысль: «Что если «предлагаемые обстоятельства» изменятся? Возможен ли тогда римейк в стиле «Книги джунглей»? Помните, когда удав Каа спрашивает, хорошо ли его слышно и в ответ звучит покорное: «Да-да, Каа, мы тебя слышим». Что происходит дальше, всем знакомо по гениальной книге Киплинга, или по мультику «Маугли».

Классику, вообще, стоит знать. Вот, неслучайно же Библия призывает не мешать всё в одну кучу, а «отделять семена от плевел». Может и для того, чтобы народ, который, как считается, всегда прав, не способствовал тому, чтобы из состояния «вседозволенности для избранных» произошел переход во «вседозволенность для народа».

Но ведь народ – это мы все! А все мы – такие разные. И все мы жили при прежней власти. Жили по-разному. Одни – только для себя, другие – пытаясь всё-таки созидать – насколько это получалось в «предлагаемых обстоятельствах». Так стоит ли всех мерить одним аршином?

Народ, не ты ли хотел видеть на должностях профессионалов, а не блатных?

Так стоит ли уподобляться тем, кто вчера притеснял тебя?

Народ, ты же сам страдал от этого!

Справедливо ли преследовать и клеймить тех, кто пытается аргументированно защитить себя? Народ, ты же ратовал за права человека – кем бы этот человек ни был!

Так неужели доморощенный суд и доносы – это и есть народная справедливость?

Но тогда, чем отличается от вчерашнего страха перед приговором «избранных» сегодняшний страх перед «приговором» улицы или соц. сетей? А ведь судьи тоже люди! Что, если сегодня, боясь «народного приговора» для себя, они начнут вершить «суд» в угоду тем, кто составляет «народные чёрные списки»? То есть, из одного страха их загонят в другой. Так что ли?

Народ, может, пора задуматься над тем, что «инквизиция соцсетей» и улицы всё равно инквизиция. Может, пора перейти к цивилизованной форме действий правоохранительных органов без давления на них. Иначе… Какая разница – боятся власти или фейсбука? Или сегодня он и есть власть? Великие политтехнологи древнего Рима вывели классическую формулу для правителей. Они утверждали, что народу надо дать «хлеба и зрелишь» и тогда он будет доволен правителем.

Но, я ведь апеллирую не к правителям, а к народу.

Далее читайте на сайте газеты «Аравот»